?

Log in

No account? Create an account
< back | 0 - 10 |  
LevchenkoR [userpic]

(no subject)

July 14th, 2016 (04:16 pm)

«СЕЛЕКТБАУМИТ»

входит в группу компаний Австрия — Россия — Казахстан, что открывает для наших заказчиков уникальные возможности.

«СЕЛЕКТБАУМИТ» – многопрофильная компания, представляющая полный спектр услуг в сегменте малоэтажного строительства. Залогом нашего успеха является неукоснительное соблюдение принципов: качество, надежность, ответственность.

Клиенты, обращающиеся в нашу компанию, приобретают партнера, которому можно доверять решение абсолютно всех задач связанных с дизайном, строительством и ремонтом. Мы уверены в своих силах! Мы – профессионалы! Мы день за днем подтверждаем свою безупречную репутацию! Мы – это архитектурное, проектное и инженерное бюро, творческая мастерская дизайнеров, собственные подразделения строителей, укомплектованные специалистами разных профилей и обеспечивающие комплексный подход в достижении поставленной цели. Мы планомерно работали над формированием по-настоящему сильной команды и нам это удалось. Сегодня в нашей компании работают профессионалы экстра-класса, имеющие не только опыт проектирования и строительства элитного жилья, но и огромный творческий потенциал, здоровые амбиции и стремление к изучению новых веяний в мире стройиндустрии. Мы не боимся предлагать нашим заказчикам смелые идеи и оригинальные проекты, ведь они основываются на глубоких знаниях современных строительных технологий и дизайнерских течений. В итоге каждый построенный нами объект становится настоящим образцом изящества, роскоши, стиля и тонкого вкуса.

Наши преимущества

Безупречное качество. Все наши структурные подразделения могут функционировать как в автономном режиме, выполняя отдельные операции, так и взаимодополняя друг друга, в процессе комплексного выполнения работ. Каждый специалист в совершенстве владеет знаниями и навыками по использованию передовых технологических разработок европейской стройиндустрии, чем обеспечивается отменное качество всех работ и соответствующая гарантия.

Честные цены. Благодаря нашему представительству в группе «Select Bau» Австрия, мы приобретаем все необходимые для воплощения проектов материалы, оборудование, мебель, освещение, декоративные изделия непосредственно у западноевропейских и американских производителей по принципу прямых закупок, не прибегая к услугам посредников.

Профессионализм и креативность. Работающие у нас архитекторы и дизайнеры имеют не только специальное образование, но и огромный творческий потенциал. Они постоянно совершенствуют свое мастерство и без устали отслеживают модные тренды, изучают тенденции, воплощая затем свои новаторские идеи в оригинальных проектах. Мы находимся в постоянном поиске интересных дизайнерских концепций и способны их реализовать. В результате мы создаем эксклюзивные интерьеры и экстерьеры, имеющие собственное лицо и характер.

Официальный договор и ценовая политика

Все работы выполняются нами на основании официального договора. В комплекте с ним заказчикам предоставляются подробная смета и график выполнения работ, что позволяет им правильно рассчитать свое время и распределить расходы. Вся информация, имеющаяся в документации, изложена в понятной форме, а каждая цифра – обоснована. Мы гарантируем нашим заказчикам целесообразное использование их финансовых средств.

Соблюдение конфиденциальности

Все сотрудники нашей компании подписывают обязательство о неразглашении информации личного либо коммерческого характера, касающейся наших заказчиков. Кроме того мы гарантируем, что не будем использовать фото и видео-версии выполненных заказов в печатных и интернет средствах массовой информации, рекламной продукции без разрешения наших клиентов.

Гарантия и сроки

Каждый заказчик, заключающий с нами договор, получает четкий график выполнения работ. Мы строго следим за бесперебойностью всего процесса строительства или ремонта и соблюдением оговоренных сроков. Для этого весь комплекс операций тщательно планируется с учетом времени поставок материалов и особенностей технологического процесса. Осуществляемый нами тройной контроль (прораб, дизайнер/архитектор, директор) и грамотная организация труда полностью исключают потери качества или сбои рабочего графика. По завершению объекта, мы предоставляем гарантию на все выполненные работы и осуществляем послегарантийное обслуживание.

Доверие многочисленных заказчиков – наше главное достояние. Для нас дело чести оправдать его своей ежедневной работой. Для нас пунктуальность – элемент профессиональной репутации. Для нас качество – основной критерий оценки. Мы – профессионалы. И мы гордимся тем, что Вы выбрали нас!

LevchenkoR [userpic]

(no subject)

Всем привет,
Не так давно, компания Селектренбау провела мероприятие, которого еще не видел наш народ. В самом центер города провели встречу где собрали всех самых шедевральных дизайнеров и архитекторов Современности.
Компания ‪#‎СелектРенБау‬ Украина, входящая в группу компаний СЕЛЕКТ Австрия (http://selectrenbau.com.ua) считает экологичность одним из приоритетов в своей работе, ведь именно Австрия одной из первых в Европе сделала окончательный выбор в пользу принципов устойчивого развития и сегодня является одним из мировых лидеров в деле продвижения идеологии и технологий «зеленого» строительства. Поэтому СелектРенБау выступила инициатором и провела тематический вечер для дизайнеров и архитекторов, посвященный зеленому строительству «16 мгновений австрийской весны». Мероприятие прошло 26 февраля этого года и было поддержано посольством Австрии в Украине. В частности, вечер посетила и выступила с приветственным словом директор Австрийского культурного форума, советник посла по вопросам культуры госпожа Штефани Карнер.
В рамках вечера было рассказано о том, что такое зеленое строительство, показаны и прокомментированы ведущими (@Анна Пряхина - управляющий директор группы компаний СЕЛЕКТ и Петр Шамилов – архитектор, дизайнер) самые известные объекты Австрии (небоскреб ‪#‎Raiffeisen‬ «EOD Tower», район ‪#‎ЮжныйРайнингхауз‬,‪#‎Sunlighthouse‬ и Смарт-сити Асперн). С лекцией «Зеленое строительство общества устойчивого развития» выступил известный украинский архитектор Александр Пивоваров. Опытом создания экодомов или зеленых домов поделился белорусский архитектор Александр Кучерявый.
В неформальной части представители компании СелектРенБау рассказали о качественной продукции, которую используют при строительстве дома и создании интерьеров.

LevchenkoR [userpic]

Кратко о сущности государства

December 6th, 2013 (11:48 am)

Во времена первого эпохального Майдана 2004 я был еще весьма несведущ не только в политике, но и вообще в окружавшей меня действительности, поэтому на тот момент я вряд ли имел какие-то осознанные переживания по этому поводу, которые смог бы сейчас пересказать. Нынешний вариант первого майдана, надо сказать, вполне достойный первенца, а в количественном показателе даже превосходящий его, меня порадовал только неподдельной искренностью народного порыва, о чем мне трудно судить применительно к Оранжевой Революции по понятным причинам: он там мог быть, а мог и не быть, а большинство свидетельств участников и очевидцев тоже вряд ли помогут в установлении истины. Но смею предположить, что нынешний порыв был качественно чище и лучше, намного более настоящий и действительно гражданский. Беда и тупик данного протеста только в том, что вышли люди с довольно оригинальным намерением: провести гражданский сбор, вече своеобразное, но без политиков, то есть без конкретных вождей, руководителей всей массы, которые бы ее организовывали на какие-то четкие действия. Невиданный доселе прецедент, потому что митинги, возникающие на почве недовольства, или даже ненависти, к политику или политикуму конкретной страны, всегда вовлекают в себя таких же политиков, только менее удачливых, для которых внезапно настает звездный час, судьба подводит за узду белого коня, а герою остается лишь оседлать его, и шашку вон из ножен...

Мы знаем примеры гражданских протестов без примеси политики, но некоторым из них вовсе не требовался лидер с политической волей, лицом и репутацией, в тех случаях людям важно было просто выйти и добиться какого-то своего, местечкового результата, или же просто продемонстрировать свою жизненную позицию, отношение к чему- или кому-либо.

Наши митингующие замахнулись на высокую планку: мирным протестом без участия политиков попытаться повлиять не только на какие-то решения действующей власти, но даже добиться импичмента президенту и отставки правительства, что вряд ли возможно мирным путем в условиях нашей вселенной. Но мне этих людей жалко отнюдь не потому, что их цель недостижима и задача невыполнима (скорее даже мечта), а по той причине, что суть государства от успеха или провала их протеста никогда не изменится. Государство – репрессивное социальное образование (не моя мысль, а чья – не скажу), и только поэтому оно в принципе существует. Репрессивное хотя бы по той причине, что взимает с нас определенную плату в общую казну, предъявляет нам какие-то долги в виде службы в вооруженных силах и пр., забирает у нас, частично или полностью, свободу личности, слова, передвижения и многого другого в обмен на поддержание своего существования. И не следует меньшинству заблуждаться насчет того, что его, меньшинства, взгляды разделяет и сможет когда-нибудь понять большинство. В наших реалиях оно таково, что государство, все-таки, выше человека, а не наоборот, те же люди, которые вышли две недели назад на Майдан, смотрят на эти отношения с другой перспективы и совсем не желают мириться с видением большинства.

У меня в уме уже давно сложилось представление о том, как это так все произошло, что люди начали переходить к таким социальным устройствам, как государства. Хотя, думаю, можно и племя приравнять к государству, только в условиях очень древних времен зари человечества. Это не достоверное изложение последовательности исторических фактов, а только моя гипотеза развития социальных образований среди людей. Скажем, человек некогда находился на стадии развития дикого животного, пытался выживать сам по диким лесам и джунглям, ел бананы, жевал кокосы, иногда червячков, потом вдруг понял, что вместе – оно ведь проще и веселее как-то жить. Начали потихоньку группироваться в небольшие стайки, устойчивые формирования. Пропускаем большой отрезок в развитии наших хомо сапиенсов и переходим к моменту, когда они начинают заниматься, или делают первые попытки научиться организованному труду для облегчения своей жизни и накопления пропитания на долгий срок. Так они постепенно приближаются к обретению идеи племени, но до нее, конечно, пока совсем еще рано. Вот так, значит, работают наши недочеловеки в поте покатого лба и мохнатой еще спины, живут спокойно, мирно даже, но вдруг среди них появляется особо смекалистый, у которого, я так полагаю, впервые прорезался интеллект среди человеческого рода: он вдруг осознал, что можно себя не утруждать этими тяготами общинного труда, а, используя природную силу и избыток напористости в решении деловых вопросов, сесть не голову своим товарищам по несчастью. И даже более того: сев к ним на шеи и запугав их расправой за неповиновение, он решает расширить свою сферу влияния и отправляется заниматься тем же к соседним формированиям-стаям – аппетит уже с тех самых времен приходил неизменно во время еды. Но соседнее формирование жило мирно и ни о чем таком не думало: все занимались своей работой, никто никого не гнобил, всем вроде бы было неплохо на этом свете. В какой-то момент до них доходит весть о том, что с делегацией из жестких гамадрилов на них надвигается теперь уже главарь соседнего формирования-стаи с целью подчинить их себе и заставить добывать ценности и продукты не для себя самих, а уже в пользу единого хозяина. Видя такое развитие событий, в соседнем формировании отделяется из общей массы потенциальный вожак (пока еще не вождь) и предлагает вынужденно организоваться под его началом, что, естественно, влечет за собой ограничение свободы каждого из членов данного формирования-стаи, отдачу какой-то части продуктов своего труда в пользу воинов, призванных защищать честных тружеников от нападения самоуверенных дикарей из соседнего формирования. Все думают, что это только временная мера безопасности и что нужно пойти на жертвы для сохранения себя, свободы и вообще всего формирования в целости. Но, к сожалению, с того момента, я так думаю, данное устройство закрепилось в социальных формированиях наших потомков, из чего мы и должны вывести, что государство – это всегда компромиссная репрессивная мера, в дикие времена для сохранения общности людей, в мирные – для достижения некоего всеобщего блага, суть которого никто, конечно, вместе с вождем не понимает, но, тем не менее, никто не сомневается в его существовании (коммунизм, социализм, национал-социализм, гуманизм, прочие –измы).

И в этой ситуации встает еще один важный бытийный вопрос для человечества: ценность людской жизни. Из него, собственно, и вытекают почти все конфликты между людьми, а споры о сущности государства непременно упираются также именно в него. Условно можно поделить всех таким образом: либералы – ставят жизнь человека на высшую ступень среди ценностей, государственники, консерваторы, или же славянофилы, грубо говоря, - не ставят ее ни во что, для них жизнь человеческая обретает единственный и полный смысл только на службе государству, способствованию его усилению и развитию мощи. Мировоззрение человека, в общем говоря, зависит от того, как он для себя решает данный вопрос. Если человек не стоит ничего и есть лишь гаечка в большой машине государства, тогда, например, Сталин был прав и гениально руководил страной; если же человек поставлен во главу всего как главная ценность со своим достоинством и интеллектом, то мировая история оказывается наполнена негодяями и изуверами на 95% из 100%. А истину здесь не найти, так как мы ее потеряли где-то там, в непролазных джунглях, когда один решил проявить способности интеллекта, чтобы жить за чужой счет и питать себя осознанием того, какой он альфа-самец.

LevchenkoR [userpic]

Выборы

Хожу по квартире в поисках вдохновения, чтобы написать о чем-то возвышенном и высокоинтеллектуальном, а между тем из всех щелей, даже при  том, что телевизора и радио у меня нет и живу я аж на 15 этаже, до меня просачивается эта гадкая жижица из словоблудного поноса бывших зэков и истеричных споров их почитателей и противников – выборы пришли. Словно Новый Год настал или примерно так.

Естественно, начинаются дешевые разговоры и «споры» (в контексте выборов данное слово всегда должно писаться только с употреблением кавычек, даже в устной речи нужно ставить «воздушные» ”quote marks”) с уже давно заезженным содержанием: ”бабушки решают наше будущее, голосуя за воровскую партию, которая им дает подачки в виде пачек гречки и бутылки постного масла; пока вы так сидите на жопе, ваши полоумные маразматические бабушки за вас решают ваше будущее, а вы и дальше считайте, что вас голос ничего не значит; если все соберутся и проголосуют против или за, то зэки не пройдут и воров не будет – вместе мы сила, жидам могила, у-у-у-у-у» - это словесная диарея одной стороны. Теперь повернем наше ухо к другой: «та вас тупо имеют с этими выборами; кидают вам, как собакам кость, подачку в виде возможности типа управлять страной и т.д., а на самом деле голосуй не голосуй, что голос, даже отданный за одних, все равно уйдет известно кому, так что можете хоть сто раз объединяться против произвола и продажности бабушек, но донецких не остановишь». Среди всего этого гама и апофеоза бессмысленности есть острая необходимость в гласе здравого рассудка, если таковой еще остался ныне.

Итак, буду излагать по порядку свое отношение к данному уникальному феномену человеческой истории. Я всегда считал выборы одним из величайших хитроумных фокусов на планете, поскольку периодичность исполнения и абсолютная вера большинства граждан в их истинность просто не оставляет равнодушным – это поистине невероятно, как люди могут верить одной и той же выходке с теми же заученными и давно знакомыми приемами, и все равно считать, что их не обманывают. Точнее, тут надо оговориться: скорее люди сами себя обманывают, думая, что выборы – это их рычаг власти, который, правда, работает только раз в 4 года, а все остальное время страной управляет кто-то другой, наверно, некий дальний родственник из внеземной цивилизации.

Не знаю, как и зачем проводят выборы в этих ваших типа демократических странах, но довольно очевидно, что у нас это делают по одной причине: чтобы не сильно падать лицом в навоз перед «мировой общественностью», а также чтобы окончательно не превратиться из якобы современного правового государства в прямого наследника Великой Орды, так как, убрав внешние атрибуты демократии, у нас как раз получится по всей сути Орда, только таймер нужно перевести лет на 800 вперед, ну и бобровые шапки не обязательно носить.

Суть выборов по моей версии: во-первых, сам смысл этого события для меня унизителен, мол, вот вам подачка от нас, мы притворимся, что ничего не было, вы там сделайте свое дело по-быстрому, а потом опять вернемся к тому, как было раньше. Мы, мол, позволяем вам такую, можно сказать, наглость, как что-то там проявлять, поднимать свой гражданский голос и тэдэ. И власть в принципе «имеет рацию» в данном случае, так как реальные рычаги управления все время до и после выборов (да и во время оных) находятся в их крепких вороватых татуированных руках. Открою небольшую, уж насколько для меня самоочевидную истину, что просто терпения не хватает, когда многие ее не понимают: если вы хотите претендовать на реальное управление страной и быть в курсе всех ее дел и проблем, то, лично мне очевидно, что это внимание к ее судьбе не может проявляться только один день в 4 года (прямо как День Рождения в високосный год), а делать это нужно каждый день, здесь и сейчас. В таком случае, между прочим, у вас с большим вероятием отпадет надобность в институтах управления государством, которым вы якобы передаете свои права и ответственность за управление им, но они – ПОЧЕМУ-ТО – как каждый новый тренер Динамо Киев, «не оправдывают доверия».

Представьте, что у вас есть дом, который вам из-за определенных обстоятельств нужно оставить на долгое время (3 года, например), но кто-то должен за ним смотреть. Вы мысленно перебираете в голове «кандидатов»на этот пост, долго так подбираете, а потом вдруг к вам приходит домой малознакомый мужик (кажется, вам сосед) и предлагает свои услуги. Вы не знаете ни его пришлого,вообще ничего о нем, и здесь, как и в случае с выборами, вам нужно каким-то образом довериться этому человеку, думая, что он вас не подведет. Я спрошу в таком случае: «Почему это он не подведет? У него перед вами что ли обязанности какие? Ты ему брат-сват, или братишка? Водку он с тобой не пил, так чего это он будет считать себя перед тобой в ответственности за что-то?» Он-то, возможно, и проследит за вашим домом в ваше отсутствие, но нет никаких гарантий, что, пока вас не будет, в вашем доме не побывают все куртизанки вашего города, или что он не сожрет все запасы солений из вашего погреба, включая и всякое варенье и прочие вкусности. По вашему возвращении он, конечно, предоставит целую смету с прилагающимися чеками о том, куда ушла вся провизия и запасы, которых хватило бы лет на десять, но вам-то что с того, легче все равно не станет. Вот это и есть вся суть подобного управления страной. Никто, кроме тебя, не может отвечать за твой дом, а, если ты надеешься, что кто-то это будет делать вместо тебя, то ответственность за такую самоуверенность лежит только на тебе. Раз в 4 года посещая выборный участок, ставя галочку напротив фамилия какого-то краснозадого бабуина из Козятина, я вас уверяю, вы настолько же далеко от исполнения того самого гражданского долга (та ты пойди хотя бы супружеский выполни, а то вишь чо – на гражданский замахнулся), насколько кочевой монгол в юрте далек от позитивистской философии Канта.

Вместо всех этих ёрнических выспренних словес я мог бы, в качестве выражения своего отношения к выборам, просто опубликовать подборку с выступлений Джорджа Карлина по данной теме, но мне проще поегозить в вербальной форме. Вся его позиция по данному вопросу сводится к следующему: в день выборов я никуда из дома вообще не выхожу, следовательно, участия в них я не принимал, и опять же ergo, жаловаться на власть имею право только я и меньшинство таких же, которые не участвовали в этом бардаке. Отчасти он прав: если ты не голосовал за президента или партию, с полным правом хаить их можешь только ты, а не те, кто за них сперва ставили галочки и потом жалуются 4 года, что все плохо и – ВНЕЗАПНО – они не выполнили предвыборных обещаний. С другой стороны, данная позиция выявляет истинно наплевательское отношение к себе как гражданину и вообще своим обязанностям как человека. Но в условиях правового нигилизма у здравомыслящего человека и не может быть другой позиции, кроме легкого анархизма, граничащего с полным безразличием ко всему, что лично его не касается.

Вы спросите, где же выход из такого тупика? Феномены независимых торговых республик анархического типа, например, Ганзейский союз или Венецианская республика говорят сами за себя, но это слишком недостижимый идеал, к тому же существование данных формирований продлилось, по историческим меркам, не очень долго. Ну а главный червь сидит в вашем же мозгу: вы слишком безответственные потребляды, которым на все насрать, но, конечно, не настолько насрать, что вам совсем неинтересна судьба своей страны, поэтому «кость» от власти вас в принципе вполне устраивает. Само существование власти как таковой (особенно нашей) обусловлено вашим гражданским безразличием и нигилизмом. Если бы общество справлялось само с вопросами и проблемами, которые стоят перед страной каждый день, никакой президент не понадобился бы. А если сваливать ответственность с себя на левого «Васю», то Вася все предельно ясно поймет и будет вести себя точно так, как тот малознакомый сосед из вышеописанного примера.

Итог: хотите реально управлять – управляйте, а раз в 4 года вы можете поучаствовать в выборах, легитимность которых равняется примерно выборам генсека в Советском Союзе, только вот в то время все было без лицемерия: один кандидат, один квадратик для галочки, тогда как сегодня уже бюллетень на два метра длиной с реальным одним возможным победителем. 

LevchenkoR [userpic]

They are not what they used to be back then

December 21st, 2011 (10:11 pm)

Недавно сидел в контакте, маялся дурью и чего-то решил заглянуть в одну из миллионов тупых групп под названием: «Школа № юзернейм зе бест» - то есть в группу своих одноклассников… бывших. С первого курса я не просматривал их страницы, а тут решил посмотреть вообще на всех, кто там есть. Все это заняло у меня около часа, пока я пролистал все альбомы с тупыми и не очень, а порой – очень редко – профессиональными фото. Я листал очередной альбом человека, последние воспоминания о котором у меня ассоциируются с игрой в «козла» на последней парте во время урока математики, и, вот так подперев левой рукой годичной небритости щеку, удивлялся: «Ну как же ты, уеба, умудрился за пару лет стать таким феерическим долбоебом».

Вообще, стоит отметить, что примерную дальнейшую судьбу чуть ли не каждого из этих людей я видел уже в 9 классе, когда некоторые девушки внезапно стали носить шапки с блестками и буквами D&G, а некоторые парни, вместо нормальной школьной формы, надевали в школу полную экипировку районного босяка – каждая единица одежды была представлена паленым «Адидасом». Примерно до того момента все были как бы одинаковыми, всех нас тогда еще называли просто – дети. И, увидев такие прекрасные метаморфозы в исполнении людей, с которыми я когда-то даже вместе угорал за одной партой, мне стало грустно и я подумал: «Вот почему бы людям просто не оставаться детьми». Ведь, как показала практика, это для их же блага. Когда человек начинает думать, что он в каком-то месте, кроме мозга, уже взрослый, есть высокая и опасная вероятность того, что для обретения визуального статуса «взрослого» он выберет неверный и похабный пример – то есть станет банальным быдлом, или тупой самкой. А ведь останься они, хотя бы мозгами, в 12-летнем возрасте, мне бы даже не пришлось устраивать сегрегацию своих знакомых и общаться, в таком случае, можно было бы со всеми и с каждым, ведь, получается, не было бы ни быдла, ни небыдла. Но это, конечно, все тупые мечты, let’s get down to reality.

Вообще, класс получился настолько абсурдный, что трудно себе представить: здесь вам – на одной руке – фотомодель, серьезная слегка усатая девушка исламского происхождения с узбекским разрезом глаз, занимающаяся какими-то там единоборствами, чтобы защитить себя от внезапных ухажеров с голым членом наперевес в подворотне, и парниша – недоделанный босяк с ПШС (Поселок шахтостроителей – суровые пацанчики порой здесь попадаются) – он мало того что очень низкий и визуально, в свои 20 лет, до сих пор смахивает на десятиклассника, так в придачу к этому он еще и водиться стал со всякими малолетками, и теперь выглядит еще более невыгодно на их фоне; кроме этого, думаю, всем уже понятно, что он, с позволения сказать, слушает и какие жесты  пальцами рук превалируют на групповых фото с его участием.

Другая же, бляха-муха, ходит по пляжам каких-то курортов в меховой шубе и шортах Fred Perry за энное количество зеленых бакинских, вся такая мадам, изучает искусство фотографии где-то там в вашем Киеве, ведет в большей степени разгульный, непотребный и богемный образ жизни, а также думает, что очень богатая духовно личность с тем самым внутренним миром. And at that moment I ask myself – HOW?Ну как из одинаковых детей – вроде бы – выросли вот такие вот идиоты? Причем, заметьте: ни жигуль и рыгань у подъезда, ни шорты от пидарасов-дизайнеров не меняют сущности человека, что весьма показательно и справедливо, я бы сказал.

Как ни странно, но одно исключение из всего этого сборища экспонатов кунсткамеры все-таки есть, и God bless him, что он остался нормальным поцыком… ну, по крайней мере, судя по фото, я так могу утверждать.

Вот теперь, переосмыслив данный массив информации, я понял, почему не хочу видеть всех этих людей когда-либо и где-либо. Но дело даже не в том, что они променяли свою личную жизнь и желания на следование каким-то общественным канонам и правилам ими же выбранного долбоебического окружения. Суть как раз в том, что школа – это как другая жизнь, параллельный мир, после которой, чаще всего, с человеком происходит реинкарнация, только по-разному: у кого-то меняется мозг, а тело остается тем же, и наоборот – меняется тело, а мозг остается на том же уровне. Есть третий вариант, но он маловероятен, и, поскольку ни у кого я таких изменений не наблюдал, его и не стоит здесь описывать, хотя вы уже могли сами догадаться. И что еще более угнетающе – это тот неизменный факт и аксиома, работающая во всех случаях, что все эти люди были свидетелями того тебя, вспоминать о котором тебе уже давно не хочется, и когда ты слышишь от внезапно попавшегося на твоем пути одноклассника приветствие: «Ей, Стасина-бузина», ты понимаешь, что у тебя есть несколько действий на выбор: уебать его и пойти дальше, отвернуть воротник пальто и отморозиться, забежав быстро за угол, или с неохотной корявой улыбкой стоять и выслушивать его тупой бред о том, что «неплохо бы всех собрать и посидеть чисто кто куда уехал и где щас». И ведь очень странно, но чувствуешь себя так, что ли, подло, когда пытаешься морозиться и по-тихому обходишь этих людей на улице, что-то в голове тебе говорит, что так неправильно делать, это даже как-то некрасиво, а вот все равно ноги несут и им не прикажешь.

А вот самое страшное, чтоб вы понимали, это когда человек встречает тебя в конце 4 курса и по его лицу – он даже не успевает открыть рот – ты понимаешь, что медаль на груди с надписью «тупорылый уебан» ему придется не только носить всю жизнь, но и положить в гроб, отправляя его в последний путь.

Вы, с одной стороны, сугубо исходя из правил приличия, не хотите оскорблять когда-то знакомых людей, но с другой многим из нас сильно неприятно вспоминать эти тупые и не всегда прекрасные деньки в школе, когда вы или я был не совсем тем, кто я есть сейчас, а ведь запомнили мы друг друга такими, какими были на момент окончания 11 класса. У меня уже тогда не было ничего общего с этими людьми, а они хотят, чтобы я сейчас принялся вести с ними светские беседы о творчестве битников 50-ых годов за чашкой водки – где такое видано, я не понимаю. Если кто-то ловит свои удары от сидения на подобных мероприятиях и от вскрикиваний в чьем-то исполнении: «О боги, КАК он изменился за это время, КТО-БЫ-МОГ-ПОДУМАТЬ-ЕБАНЫЙ-НАСОС», то я никогда не относился к данному разряду людей. Иногда приятно быть просто пингвином-социофобом.

LevchenkoR [userpic]

Наверно, о взрослении

April 27th, 2011 (04:59 pm)

Не помню точно возраст, в котором мой мозг претерпел эти dramatic changes, но могу предположить, что это было лет в 11 или 12. А суть изменений сводилась к тому, что ВНЕЗАПНО я стал сильно раздражаться по самым банальным поводам, на которые раньше не обращал внимания, скорее всего, за недостатком критического мышления и запасов желчи в одном месте. В один момент я начал внимательней прислушиваться к разговорам дома, голосу, интонации, обращать внимание на жесты, а самое главное – меня стали выводить из равновесия, по моему мнению, тупые вопросы и, особенно, любые гениальные умозаключения типа: «Аааа, они там все арабы и бабы у них никуда не могут выйти и ходят в плащах круглый год, потом что муж запрещает.»; «тааа, а то я не знаю, как у нас шо делается – все воруют, а Якунович точно будет президентом». Это вольные примеры, чтобы дать понять, какого характера речи возмущали мое душевное равновесие. Что хуже, так это неизвестно откуда появившаяся у моих родителей способность задавать интересные и одновременно тупые вопросы ни о чем. Многие их слышат до сих пор или слышали в пору своего отрочества или юности. В один момент я придумал два простых ответа на все виды таких вопросов: не скажу и не знаю.

- Что ты сегодня ел на обед?

- Не скажу.

- Как там в школе?

- Не знаю.

- Где твой зонтик со слониками?

- Не скажу.

И так далее в таком духе. Сперва это, конечно, их тоже злило, они не понимали, в чем суть таких подколов, и почему я это вообще делаю. Но кроме способности злиться направо и налево, я еще начал стремиться к какой-то оригинальности во всем, наверно, кроме одежды – это как-то тогда еще не волновало мои думы. Именно поэтому я постоянно делаю, то есть люблю делать не так, как все: все говорят дезик, фотик, я буду говорить дезодорант и фотоаппарат. Отсюда у меня до сих пор осталась любовь к дословному переводу всяких иноязычных фраз, типа на другой руке, это берет время, я имел мою машину отремонтированную и прочее. Насколько я помню, результатом этой оригинальности были лютые вины в последних классах школы и дикий ржач на уроках. Я так до сих пор и не понял, откуда появилось такое желание, которое, кстати, автоматически повлекло за собой осознание собственной небыдлинности, а значит, отмежевание от остального некошерного плебса нашего рабочего города.

Ближе к концу 11 класса родители повысили градус идиотизма своих высказываний и суждений, что возымело свой разрушающий эффект на мою психику, так что мне в итоге пришлось максимально ограничить не только общение, но и пересечение с ними. Параллельно с этими изменениями моей личности, усиленно развивался шкандаль родителей с братом из-за многих причин, которые тут нет смысла пересказывать, но итогом его стало полное безразличие и охлаждение отношений между ними. Я тогда еще не совсем отдуплял в ситуации, поэтому просто стоял в стороне. Но иногда, очень редко, были разговоры с ним, из которых я узнавал причины его ухода от родителей и такого злого отношения, или скорее даже безразличного, что несколько хуже. Но тут был еще один фактор: его личность изменилась еще круче, чем об этом могли догадываться наши родители, так что он, например, перестал поздравлять кого бы то ни было на их День рождения, а если сформулировать его философии нынешнюю вкратце, то можно сказать, что он считает людей полными лицемерия и лжи, что они никогда не говорят правду друг другу и, главное, не хотят этого делать, и что, собственно, поздравления – это еще один акт лицемерия, даже если ты действительно желаешь человеку добра и прочего веселья в жизни.

Потом и я тоже не стал отставать и начал часто повышать голос на отца за, в сущности, такие мелочи, как взятая на прочтение книга, но так и не прочитанная, или когда он часто спрашивал, какая у меня сейчас звучит группа из динамиков, я точно знал, что он ее не будет слушать, поэтому просто отрезал – не скажу, что он воспринимал с юмором, но потом я уже стал замечать легкую обиду в его мимике за такое отношении к нему. В то время у меня в уме была мысль только о том, что ему это не надо, он не станет слушать, так зачем тогда спрашивать, но я даже не допускал самой банальной мысли, что ему, вообще-то, некогда послушать эту группу, потому что, порой, он и на выходных работал не то что до 18, как все нормальные люди, а и до 20. С матерью я просто разучился с некоторого времени общаться, во-первых, потому что не о чем, во-вторых, из-за ее великолепной манеры слушать резонные 100% доводы и все равно, поразмыслив минутку, еще сильнее убедиться в своей правоте. Это выглядело примерно так:

- Я тут собираюсь загран делать, так что завтра приеду домой и схожу в военкомат за справкой о непригодности.

- Как??!! Какой военкомат? Тебе там напишут, что ты непригодный и, я слышала от бабки Параски, что в загране ТОЧНО ставят отметку о том, что ты непригоден, и тогда в посольстве увидят эту печать и влепят тебе отказ из-за этого, так что не делай ничего и сиди там.

- Я спрашивал у проверенных людей, ничего там не ставят и никогда не ставили.

- Все равно, а вдруг?! Я точно знаю, что ставят.

Передаю трубку проверенному человеку, который непригоден для строевой службы и недавно делал загран:

- Я недавно делал загран и там никаких печатей не ставят.

Теперь я беру трубку:

- Ну, теперь ты успокоилась?

- Нуууу, не знаю, НО Я СЛЫШАЛА, ЧТО СТАВЯТ, поэтому не делай.

Это всего лишь один из немногих примеров тех аргументированных дискуссий с кучей испорченных нервов и сорванных голосов. В итоге оказалось, что ничего там никто не ставит и никому это не надо. В прошлое лето я дома находился аж три месяца и было совсем тяжко в общении с ними: тут градус раздражения достиг небывалых доселе высот, так что я мог завестись с пол-оборота от любой невинной фразы. Короче, в сентябре я был рад, что учеба началась. Таким образом, как ни прискорбно это утверждать, но поездки домой стали содержать в себе одну цель: взять денег и на следующий день умотать, не всегда даже попрощавшись. Задумавшись однажды над таким положением вещей, я понял, что потихоньку превращаюсь в своего циничного брата с его весьма асоциальными устоями и правилами жизни. В какой-то книге автор констатировал такой печальный факт, что родители нужны детям до тех пор, пока первые финансово состоятельны и могут еще давать последним деньги на что-либо. Я как-то долго поразмышлял над этой фразой, и решил, что уж мои родители такого отношения к себе точно ничем не заслужили, достаточно просто того факта, например, что отец меня, вообще-то, ни разу не ударил за всю жизнь. Кто-то скажет, ну и зря, а я скажу ему спасибо за адекватность. Так вот я все чаще стал удаляться от дома, бывая там раз в месяц минимум, зависая на выходных где-то в другом городе на выезде, лишь не ездить домой потому, что я знал, что меня там ждет. Но в то время я хоты бы футболом интересовался, то есть мог с отцом по телефону обсудить ЛЧ или какие-то другие матчи, хотя бы самого Днепра. Но недавно меня и это перестало интересовать, и я все чаще стал молчать во время наших, уже коротких разговоров, превращая их в печальные монологи отца с отсутствующим сыном на другом конце провода. И вот тут встает эта дилемма лицемерия: ведь фактически тебе не интересно это слушать и ты можешь с полным правом, никого не обижая, резко обрезать и сказать, что тебя это больше не волнует и вообще я занят, но на другой руке получается, что ты не можешь так сказать, потому что это не буйный Славик звонит тебе, чтобы позвать на пьянку, а вообще-то самый родной человек в мире, с которым ты когда-то мог до полуночи разговаривать на всевозможные темы и тебя это не утомляло. В какой-то момент мне просто стало тяжело слышать этот тяжело скрываемый тяжелый и печальный голос из трубки, он далеко не пытался давить на жалость, быть навязчивым, задавать тупые вопросы, дабы продлить никому не нужный разговор – ему уже хотелось только услышать голос единственного сына, с котором он еще действительно может поговорить, а не молчать, с укоризной смотря друг на друга. По сути, сейчас он уже превращается постепенно в старика, хотя благодаря генам его матери у него в его 56 лет нет ни одного седого волоса. И это превращение не могло остаться незамеченным мною: оно стаяло такой себе укоризной моем инфантильному поведению по отношению к ним за последние годы, и только теперь я действительно начинаю что-то понимать. Когда он как обычно звонит в четверг спросить, не приеду ли я не выходные, то я не спешу отказываться, а пытаюсь найти время, чтобы побывать дома хотя бы день-полтора. Я уже не ухожу из зала, когда он включает футбол или даже какое-то тупое ток-шоу, потому, что понимаю, чем стал для него телевизор после моего отъезда в другой город, и что, по сути, он его не смотрит, тот играет роль радиоприемника на кухне, а сам он просто хочет поболтать о чем угодно со мной. Даже если у меня есть планы посмотреть эпичный фильм, слухнуть альбум или запилить книгу, когда он с радостью в голосе бежит в комнату, чтобы сказать, что там немцы щас играть будут, я слегка улыбаюсь и иду через несколько минут смотреть с ним мне не нужный футбол, обсуждая гада Франкова, который опять обеляет Металлист и Динамо, политику, о которой я уже основательно позабыл и потерял все навыки срачей на подобные темы.

Когда маман или отец начинают разговор, я уже просто не могу резко оборвать их с презренным видом лица, мол, я на столь малоэпичные темы не собираюсь вести тупую дискуссию. Наоборот, пытаюсь учиться задавать пустые вопросы и давать пустые ответы, ведь в сущности им не тема разговора важна, а сам факт моего пребывания дома и возможность узнать, что в моей жизни происходит нового.

Полностью я все это осознал на последних выходных, когда мать попросила меня порыгать на огороде с лопаткой с пятой точкой в зенит солнца, и я, против своего обычая, почему-то не отказался и не смотал из дома по-быстрому под любым смехотворным предлогом, а пошел в сарай, взял лопату и начал рыгать за Сталина. В этот момент что-то там окончательно повернулось в голову: я ведь мог начать свою любимую и беспроигрышную волынку о том, что блять тебе не нужен этот огород, там ничего не будет посажено, зачем его вообще копать, как будто делать больше нечего. Но это все мозг, а сердцем понимаешь, что для них любой повод заговорить со мной, попросить что-либо – уже радость, пускай им самим не нужен тот кусок земли или дебильная картина, которую нужно непременно повесить, для чего я должен запилиться в тот же сарай за дрелью и потратить на это все минут 25-30 моего платинового времени, которое зачастую уходит на чесание кокеров, чтение бесполезных книг и прослушивание эпичной музыки.

Я не скажу, что они вдруг стали выглядеть, как жалкие тупые пенсионеры, которые устраивают мегабатлы за место в троллбасе и метро, махая сумками и тачками во все стороны. Просто я на них стал уже смотреть по-другому, хотя они вполне еще здоровые и не очень старые люди, а маман так вообще не стыдно в ее возрасте на пляже появиться. Я не уверен, признак ли это моего взросления или что-то другое, но я рад, что внутри что-то изменилось, скорее всего, навсегда.  

LevchenkoR [userpic]

Moments in time

March 8th, 2011 (03:40 pm)

Вчера, слушая альбом August Burns Red Constellations, поймал себя на интересной мысли написать о таких релизах, которые я, бывает, слушаю даже не из-за одной песни, а только, чтобы насладиться несколькими мгновениями между припевом и концом песни, например. Раньше у меня был только один такой альбом, и я думал, что это просто странная случайность, ничего более. Наверно, с него и начнем.

System of a down – Toxicity (2001)

Это, можно сказать, мой old favourite, в котором больше половины песен лютые золотые удары моей первой молодости, я их даже перечислять не буду здесь, ибо некоторые из них вы можете и поныне услышать на телефонах всяких быдлосов (Chop Suey). Он, конечно, дико меня колбасил, разрывал в какашечку, но как-то раз я дослушал именно до самого конца. А это значит, что песня Aerials длилась не 4 минуты, а в два раза дольше, то есть там был hidden track, чем любят баловаться всякие тупые индии-роцк группы, because they think its a cute idea to put hidden track in the album, as if it were something fucking unexpected and amazing for us. Вообще, по жизни я эту тенденцию не признаю и не понимаю, но тут меня чего-то проперло. Ждать начала этого трека вам придется не долго – секунд тридцать. И вот там начинается адовый угар и дичь. Ну вот именно совсем неожиданно: все, что вы там услышите, будет звучать, как ритуальные напевы какого-то африканского племени перед жертвоприношением их местным богам, но также я услышал какие-то мотивы, чем-то схожие с армянскими народными, ведь все мы знаем, откуда они родом, наши армяно-американские десантники. И вот настолько этот трек меня качает всегда, что, порой, я включаю альбом и сразу туда перематываю, чтобы слухнуть этих расовых и диких напевов под какие-то самодельные инструменты. В тот момент, когда первый раз услышал, я вдруг подумал, что, наверно, это и есть реальная музыка, которая вот так завораживает, то есть та, которая создается для каких-то целей, пусть даже и ритуальных, но зато она действительно вызывает особые чувства и переживания. И это всего-то пару минут lounge после дикого угара и содомии в музыке SOAD.

Больше таких вольностей я от них не встречал, хотя, было бы неплохо. Я даже пожалел как-то о том, что они не записали один альбом полностью в таком ключе, как обычно это делает Макс Кавалера со своей бандой диких бразилейрос.

The Horrors – Primary colours

Я вообще не собирался качать этот альбом, ибо, как то часто бывает, мне не понравилась обложка, и вообще я не питал особых иллюзий по поводу их нового материала. А все началось с клипа на ТВ, где транслировали их новую песню – Sea within a sea. Меня она сильно прокачала, особенно момент после 3:40, которому предшествует просто битье бочки и бас, вводящие в транс, а потом это разряжается таким рифом на синте, что просто я дрыщу от плезира, и так продолжается аж до конца трека, а он длится 7:58, если что. Посмотрев этот клип, я подумал, что весь альбом будет таким качевным, но меня жестко обманули и он оказался строго унылым и скучным, видимо, с шугейзом намудрили через чур.

Так вот, мы обратно к своим баранам. Этот вот риф незатейливый имеет на меня такой эффект, что я, кажется, могу слушать его минут двадцать без перерыва. Такое часто бывает в песнях сатаниста и крутого музыканта King Diamond, который сочиняет свои песни по такому принципы, что их, при желании, можно вообще не заканчивать, а продолжать тупо по кругу одно и то же, а главное, что и тебе тоже не хочется, чтобы она заканчивалась. Магия какая-то. И что еще играет роль: неожиданность этого рифа на синтезаторе. Сама-то песня три минуты с половиной почти ни о чем – ну просто почтовый панк, хуле тут ждать еще, а потом раз и такое обрушивается на голову. В общем, таких песен я давно не слушал уже, чтобы ух и ах, захватывали врасплох и били мордой об диван в припадке экстаза.

Anathema – A fine day to exit

Тут тоже дело не хуже. С этим диском связана не только история об одной песне, но и немного другое приключение. Я однажды, на свою голову, решил взять этот диск на школьную дискотеку в классе, чтобы просветить быдлинные умы и вывести их из царства теней, но быдло не оценило сакрального музла, и поставило своих бенни беннасси и прочих укурков тупых. Я был в подавленных чувствах, пичаль. Но то такое, не особо важно, просто на дворе был 2003, а город далеко не столичный, поэтому быдлосов понять тоже можно, но простить – никогда. Так вот, есть на диске одна песня, ну вы поняли, Panic называется. Она, как и Sea within a sea, тупо не вписывается в настроение альбома, никоим образом вообще. Таких вот прикольчиков у группы было два, первый из них есть на одном из ранних альбомов, в котором все песни депрессивно-унылые, а одна разрывная и задорная, как трель соловья поутру. И она, вторая то есть, качает тупо с первых аккордов, сразу такой тыц-тыц опа-опа, музяка рубит нормально.

Был у моего брата друг один беспечной молодости. Он любил в былые времена залетать с большим шумом в гости, жрать все почти в холодильнике, потом бежал к бумбоксу Сони, брал именно этот диск и сразу включал седьмую песню, рубился под нее ровно тридцать секунд, а когда начиналось качево, уходил в другую комнату или просто забывал о том, что как бе надо альбом полностью слушать. Но его это не беспокоило – он свое дело сделал, музяка прокачала, можно идти дальше заниматься бездельем и уничтожением съестных запасов в доме. Но этот ритуал всегда доставлял мне изрядную долю лулзов, так что хотя бы по этой причине можно не жалеть количество им съеденной пищи за бесплатно.

Бывало так, что я сам чуть не заразился этой болезнью, то есть порой ставил диск на седьмую песню и слушал ее, но уже до конца. А вообще, чтоб вы плохо не подумали о релизе, он заслуживает пристального внимания, ибо весьма нестандартный материал, сильно отличающийся от того, что они делали до этого. Да и вообще, если проследить их путь развития, то они эволюционировали от жесткого дроун\дум металла до обычного готик-металла типа Catatonia, но у тех уклон больше в doom.

August Burns Red – Constellations (2009)

О нем я уже как-то даже рецензию писал, но тут другой случай. После первых прослушек я вообще слабо понимал, о чем тут вообще музыка, все песни скорее сливались у меня в один большой металкоровский трек длиною в 50 минут. Иногда это впечатление смазывали вставки акустических гитар, что сильно облегчало прослушивание. Но потом мне стали нравится буквально все песни с альбома, а после просмотра двд, я их даже по названиям запомнил и стал узнавать с первых нот в начале. А дело все в одной песне, последней на диске, - Crusades. Я ее как-то не замечал доселе, ибо это стандартная участь всех последних песен – их как-то обделяют вниманием. Но потом все чаще я стал с нетерпением ждать именно, когда услышу первые аккорды этого мяса. Дошло до того, наконец, что в плеере я тупо брал и включал сразу ее, а потом уже слушал с первого трека и до предпоследнего. Но это не значит, что весь альбом настолько уныл, что приходилось прокручивать, как в случае с The Horrors. Просто одна песня настолько цепляет, что не хочется ждать окончания десяти песен, чтобы услышать ее одну. Как и во всех предыдущих, в этой песне тоже есть своя точка апупеоза. Она находится с 3:32 и до конца песни. Там просто ад и разрыв: сперва идет просто легкое бренчание на акустике, потом вступают барабаны, нагнетая атмосферу, и в конце срывается блятьсуканахуй адский гроул и орет так, что можно усраться – Im praying for the Lord to just carry me away. Ух, сука, реально момент катарсиса какого-то, не знаю, как объяснить. У этой песне эффект сравним разве что с действием крутецкого удара Motorhead Ace of spades, где сразу со вступительного рифа на божественном басу Лемми вас начинает колбасить по-взрослому, так что можно ненароком что-то поломать или разбить в квартире.

Итог: Сталин молодец и крутой бро, а всем остальным желаю – нехай проблеми та незгоди не роблять вам в житті погоди. Ахахаха, сука, каков прикольчик, в тему вспомнил, дад.

LevchenkoR [userpic]

I don't trust meself at least one minute each day

March 7th, 2011 (05:22 pm)

Интересное чувство, когда ты отказываешься от чего-то постоянного и укоренившегося в твоей жизни, каковым оно стало в последние года три-четыре. Еще интереснее тот факт, что ты давно уже то ли готовился, то ли собирался бросить это, но все как-то не было разумной альтернативы бросаемому занятию. Несколько лет ты делал это с дотошной регулярностью, считал дни, копил деньги, экономил на проезде в общественном транспорте, совершая пешие марши через полгорода к пункту назначения, ссорился с родными, забивая на них, в конце концов, пропускал унылые занятия в бесполезном университете, спал по соседству с бомжами на очередной станции в небольшом городке с населением не больше семидесяти тысяч, проводил бессонные ночи в электричках, тяжело размышляя думу тягучую о бренности бытия и причинах, которые все еще заставляют тебя продолжать делать это. Пытался даже сделать из этого объект поклонения, то есть собирать билеты, атрибуты и прочее барохло, убеждая в первую очередь себя, что это имеет смысл и тебе оно именно настолько важно. Но как-то этого тоже не вышло, а все проходило в более спокойном темпе и обычным образом, так что, в итоге, это слилось с моим обычным недельным графиком жизни, никак не мешая другим занятиям, а чаще всего вытесняя их своей первоочередной, на тот момент, важностью. Ну, хотя бы для меня.

Каждый раз, прежде чем делать это, я думал, и каждый раз находил один и тот же ответ на заготовленный вопрос, который всегда выходил из короткого диалога со своим мозгом: Ну, и зачем ты туда идешь? Опять поражаться тупости окружающих, закрывать в отчаянии глаза, желая раздать подсрачников половине из присутствующих там? Опять понимать, что никому вокруг это не нужно так, как нужно тебе, что никто и не собирался делать из этого фетиш, они просто, как в песне Ленинграда, «мы бухаем, отдыхаем на футболе»? – И что, все равно мне нечего делать, я-то, может, прекрасно понимаю бессмысленность этого предприятия, но пока не найду ничего интереснее, а, главное, ценнее для меня, это не уйдет так просто из моей жизни. Потом спокойно платишь десять гривен, проходишь охрану, поднимаешься мерно по лестнице, по привычке, идешь в туалет, видишь там ну просто феерических идиотов, которые не могут даже спокойно отпустить нужду без тупых шуточек школьного уровня, намекающих на гениталии и все с ними связанное. Опять сомнения, какого хрена я тут делаю, I dont belong here, это не совсем мое, или совсем не мое? - еще не ясно, попытаюсь абстрагироваться от этого сумасшествия, в конце концов, я так уже лет десять подряд живу, с отключенным аппаратом по вынесению оценок и суждений при нахождении в общественном месте. Так как будто проще и легче жить, но это все равно, что закрыть нос прищепкой, чтобы не слышать запах кучи говна, доносящийся из, например, подъезда, хотя можно просто в один момент взять и убрать источник раздражения.

Теперь ты, наконец, на месте назначения, куда тебя ведут твои стопы каждый выходной. Обычай наподобие похода в кафе или ресторан с семьей, тещей и докучливой собакой, суетящейся между ногами своих хозяев и прохожих людей. Только эти люди идут туда явно не за теми же ощущениями, которых я ищу на своем привычном месте в тот же выходной день. Они никогда не говорят, в случае плохого сервиса, покидая заведение общепита, что больше не придут сюда, ни ногой вообще, лучше уж дома картошку жаренную есть, чем тут тратить баснословные деньги, и все равно потом приходят и едят, и тратят деньги. Это порядочная загадка для многих, для меня раньше тоже была, но суть в том, что я-то всегда знал ответ на нее и, тем не менее, ходил вокруг да около и пытал свою совесть сладкими иллюзиями и делал вид, что я ничего не понимаю и не замечаю, и вообще я тут стою, вот прямо здесь, чисто для себя, потому что мне так нравится. Но ведь нельзя вечно отводить от себя мысль, что стоишь ты в окружении интеллектуального большинства этой страны, с которому тебе, ты точно знаешь, почти уверен, не по пути, что ты натурально не можешь здесь находится, и все равно не покидаешь насиженного места, как будто тебя там держит какая-то магическая сила. А, как оказалось, никто и ничто не держало, самоубеждение сродни той уверенности жителей США в том, что американский футбол очень крутой спорт и лучше в мире нет.

Трудно сейчас, по прошествии трех лет, привести мысли в порядок и выдать что-то внятное по всему этому безобразию, которым я занимался в тот период времени, тяжело не то, что дать оценку, а просто вывод сделать, один, большой и навсегда. Когда лежишь на кровати, руки скрещены за головой, праздно отдыхаешь, зная, что уже три часа дня, сейчас начинается тот матч, на котором ты должен быть в этот момент, стоять на своем тридцать втором ряду, ненавидеть всех окружающих, желая им увлекательных пыток по ту сторону Стикса, настает момент прозрения, каковые бывают у всех людей на протяжении жизни до десяти раз. Главное ощущение – ты просто не хочешь туда идти, нет желании и не тянет вообще, особенно, если начать перебирать все аргументы против, учитывая пару-тройку аргументов за, получается, что ты пришел в согласие со своей совестью и больше не собираешься надувать ее жалкими мыслишками о том, что тебе якобы «надо» и все тут. Вышло так, что и не надо и не нужно было, и не будет нужным, наверное.

Еще сильнее гложет мысль о том, что, несмотря на все твои попытки и верность, им на тебя насрать, у них свои бизнес-планы, расчеты, ты вообще никто, десять гривен в их кассу и не более того. Тут тоже пытаешься применить старый прием с абстрагированием, но все намного сложнее, ибо верить им – это все равно, что верить скидкам и выигрышным чекам на сто тысяч гривен, которые вы иногда находите в своих почтовых ящиках.

Пересматривая сегодня ролик вчерашнего матча, понял, что правильно сделал, отказавшись от похода туда, ибо видя все эти безразличные рожи в который раз, всего-то на видео, понимаешь, что ты уже не сможешь хотя бы с половиной той искренности и переживания смотреть на этот театр жертв ДТП и ДЦП. Изменился сам я, мои взгляды на некоторые вещи, совсем немного. Посмотрев на все это немного другим взглядом, со стороны, через призму холодного расчета, осознал, что вот теперь я точно не кончаю с ними вдоль. И это не камень с души, если он и был, то упал с нее давно, еще после первого раза, когда все радужные ожидания были забрызганы грязью от покрышек машины под названием «дичайшая реальность». Просто, как то часто бывает, одно перекрыло другое(именно это), и последнее стало мне неинтересно, срок действия наркотика истек, такое ощущение. Или это все логично, результат взросления? Ну, значит, будем расти дальше.     

LevchenkoR [userpic]

Такие дела

February 27th, 2011 (08:48 pm)

 Джон Стейнбек – Зима тревоги нашей
Знакомство с ним я пытался начать еще давно, полгода назад примерно, с чтения, или скорее попытки прочитать его, наверно, самого известного и сильно популярного здесь романа Гроздья гнева. Есть две главные причины, по которым я не продвинулся дальше 50 стр: а) слишком большой том размером с советскую энциклопедию, включающий два главных его романа, а в придачу еще и несколько рассказов, в результате чего книга разбухла до около восьмисот страниц, что явно не было призвано привлекать читателей своим комфортом и удобством; б) ну просто дико тупой по лексическому наполнению и фаршу текст, он настолько суров, что блять Хеммингвей завидует такой простоте белой завистью и с маленьким топориком в руках, то есть, я банально не выдержал настолько простого повествования лексиконом на 3000-3500 слов, и даже не знаю почему, ведь это не так уж и важно, главное ведь содержание, а способы его подачи – дело, порой, второстепенное. Могу разве что предположить, что таким образом он пытался выразительными и стилистическими средствами показать нам жизнь и крах без прикрас, точнее беды и проблемы людей, руководствуясь той логикой, что красивый и вычурный язык, which I admire, здесь будет как минимум неуместен.

Оставим, наконец, прошлое, ибо здесь он меня приятно удивил, в некотором роде восстановил свою репутацию в моих глазах, что значит мое одобрение его литературы. И ведь правда «Зима…» стилистически очень красивый и приятный, местами веселый роман, не без трагизма, моральных человеческих проблем, вызовов судьбы и тяжелых серьезных решений. Все действие романа разворачивается в небольшом городке где-то, насколько я помню, в Новой Англии, Нью-Бейтауне. В центре повествования находится обычная примерная американская семья в составе двух родителей и двух детей – мальчик и девочка. Город сам по себе несколько консервативных взглядов, как и многие провинциальные админ. единицы, где не особенно жалуют чужаков, а в частности большой бизнес, который необратимо задавит малый своей победоносной поступью. Приход этого самого гиганта и есть одной из главных тем романа, так как сам наш глава семейства, Итен Аллен Хоули (за правильность имен отвечать не берусь, уже месяц прошел спустя), в некотором роде является хозяином бакалейное лавки, лучшей в городе, со своей клиентурой, которая давно уже закрепилась за этим магазином, и огромные корпорации как раз являются его прямыми врагами. Итен, происходящий из древнего английского рода мореплавателей, предок которого был среди нескольких основателей города на новой земле, сильно страдает из-за всеобщего упадка и обветшания почти всех знатных родов в округе. Призрак былого величия теребит гордость и тщеславие, но суровая действительность диктует свои условия и теперь Итен работает просто продавцом в просто лавке просто на итальянца без рода и племени, что добавляет особого перца на израненную гордость главного героя: где я, а где этот беглый имигант-итальяшка, тоже мне, бизнесмен.
На протяжении всей книги герой размышляет о насущных проблемах, решает сложные жизненные вопросы, но что можно назвать характерной чертой всех его дум тяжких, так это одиночество мужчины, семьянина и, казалось бы, по определению не одинокого человека с полным ворохом проблем, так что и некогда ему думать о такой высокой материи, ан-нет, поди все наоборот. Здесь автор ставит извечный вопрос одиночества человека: он приходит в мир один и покидает его тоже один, и кажется, что как-то глупо думать о таком, ведь многие поколения находили и до сих пор находят ответ на этот один из главных вопросов, тем не менее, каждый человек по достижении определенного возраста должен сам себе ответить на него, так как вопрос этот можно по значимости приравнять к проблеме смысла жизни – есть он или нет. В итоге, человек чуть не доходит до суицида, но его останавливает вещь, которая относится к вечному, вне времени и прочих измерений, то, что остается после нашего временного периода вынужденного одиночества на Земле, как многие любят кратко характеризовать жизнь. Что именно, вы узнаете из собственно романа.

Арман де Ларошфуко – Взаймы дают только богатым

Когда дело касается покупки книг, я становлюсь Гобсеком в кубе. Перед принятием, безусловно, судьбоносного решения, я ох как тщательно исследую всю полку с новой современной литературой и неизвестными мне авторами, потом, если найду одну-две на первый взгляд интересные книги, стою с каждой из них, нагло читаю посреди зала, ибо, в конце концов, я клиент и я прав, если собираюсь отдать кое-какую сумму за книгу, то имею право читать ее там хоть до закрытия магазина, извольте терпеть-с. Но в этом случае я не стал испытывать терпение и прочность нервов менеджеров книжного зала и почти сразу решился на покупку. Так как люблю-то я покупать книги не дороже 40 грн, мне постоянно приходится расплачиваться за это опечатками непременно в конце книги, то есть, такое ощущение, что редакторы не выдерживают зачастую до конца книги и забивают болт, но ведь мне-то это читать и биться головой о стену потом, не думают они о потребителях, суки. А убедительным аргументом за покупку стало нереально соблазнительно описание книги на ее обороте.

Я, конечно, подозревал, что это чтиво не из сложных, но не мог и думать, что прикончу ее за два присеста: два раза по двести с чем-то страниц и сразу в дамки. Это веселая и захватывающая история о незаурядном баловне судьбы, собственно, авторе книги, в которой он рассказывает все перипетии его бурной аферистской деятельности, да, притом, еще в таком темпе быстром, что вы не успеваете перевести дух, как он незамедлительно приступает к новому грязному делу. По сути, эти аферы были не так страшны и опасны для общества – он просто нагло и дикими методами облапошивал различные банки подделыванием дорожных чеков (travelling cheques), с помощью которых расплачивался за услуги и приобретал недвижимость, драгоценности и прочий хлам. Интерес его личности, а также и комичность, состоят в том, что он не их тех аферистов, которые делают все досконально чисто и без задоринки, а, скорее, наоборот: за всю свою жизнь он получил различной длительности тюремные сроки в разных частях света, в некоторых он сидел по нескольку раз, так что там у него даже были знакомые, которые всегда встречали его, как своего. Он делал все свои аферы с 99% точностью, и часто прогорал из-за одного процента вероятности, а самое обидное, что случалось это всегда по причине сущих и смешных нелепостей, которые он мог спокойно предусмотреть, но просто бдительность подвела его в очередной раз.

Весь смысл жизни он вкладывал в поиск острых ощущений и получение адреналина. Насколько я понял, деньги ему не были важны, он мог заполучить 300 тысяч франков за один вечер. Но его прельщало чувство вот этого приятного покалывания внутри, в сердце, когда опасность выведения тебя на чистую воду просто ускоряет пульс. С женщинами, надо сказать, он искал примерно подобного же: он не был готов ни к длительным отношениям, ни тем более к серьезному замужеству и продолжению рода. Бросал он женщину в том случае, если в отношениях появлялись хотя бы намеки на спокойствие и устаканивание отношений, то есть, другими словами, атрофия жизни, как бы он сам это назвал.

В книге он не раскрывает своих секретов, ибо толсто намекает на то, что для проведения таких операций не достаточно знать лишь методы и секреты, но надо также быть и интересной личностью его типа. И тут сложно не согласиться, потому, что хоть и кажется все это просто со страниц книги, но если представить свое поведения в таких ситуациях, становится понятно, что сам бы я обосрался при первой же попытке всучить какому-то жидо-ювелиру подделанный чек.
В итоге, получаем абсолютный бестселлер, при чтении которого скучать вы будете, возможно, только на первых шестидесяти страницах, где он рассказывает вкратце свое детство в фамильном поместье рода де Ларошфуко.

Эдуардо Мендоса – Город чудес
Какое-то московское издательство, вроде бы Эксмо, как я понял, запустило на рынок новую серию испано-язычных писателей – Pro Za. Надо сказать, это у них получается, за такие-то деньги в итоге, очень круто. Я ее не мог не купить, ибо там все так продумано смачно, а цена настолько благоволит к покупке, что просто пройти мимо было бы большим упущением с моей стороны. Ну, я, как истинный маньяк, взял и сразу же побежал с ней к кассовому аппарату.

Писателя этого я, конечно, не знал и никогда о таком не слышал, а оказалось, что он очень известен и именно этот роман даже в школе испанской изучают, такие помидоры. Ну, коли в школе, то тут уже точно вин рар. Но сейчас, спустя полмесяца, трудно сказать, понравилось ли мне настолько, чтобы назвать это вином, или вообще не понравилось. Факт изучения романа в школе подтвердился первыми страницами, из которых явно видно, что как-то это очень стилистически красиво и местами шаблонно написано, но это не отменяет гениальности книги ни в коей мере. Это было даже несколько интересное ощущение, как будто ты опять классе в одиннадцатом, просто мозг давно уже отвык от такой литературы, ориентированной на выработку хорошего вкуса и правильного языка у детей. По первый страницам тоже отдает какой-то наивностью и простотой, но потом все оборачивается и превращается в серьезную жизнь, и такой поворот сюжета заставляет все-таки дочитать книгу, ибо она не самая легкая по содержанию и количеству страниц. Пересказывать как-то сложно весь сюжет, попытаюсь лучше сформулировать как-нибудь идею основную. Мы имеем дело с историей жизни одной выдающейся личности из истории Барселоны, Онофре Боувилы, жизнь которого мы прослеживаем и переживаем чуть ли не с самого ее начала и до мистического исчезновения нашего героя в пучине морской, и он туда отправляется далеко не в качестве трупа. Все это автор иногда приправляет историческими справками из истории Барселоны, и тогда вам кажется, что в руках у вас гребанная энциклопедия, а не увлекательный роман. Но чем ближе к телу, тем меньше шелухи.

Вроде хотел выразить идею, а теперь внезапно понял, что или ее нет или я ее не нашел там, теперь не знаю, что и делать прямо. А, может, книге не обязательно содержать эпичный смысл, то есть достаточно просто рассказать интересную жизнь и ее перипетии, точно не скажу, но вот сейчас мне довольно трудно пояснить, а чем же она понравилась, или даже не так – что заставило дочитать ее до конца. Чсв мы уберем в сторону пока, не в этом дело здесь, а вот что-то такое неуловимое было в этом тексте и повествовании, что не позволяло забросить том подальше, с глаз долой.
Короче, советовать не могу, ибо не отвечаю за последствия прочтения, наверно, на любителя, как обычно.

Про Ейвинда Юнсона уже просто сил нет писать, а отделаться двумя строчками тоже не хочу, поэтому оставлю на потом, роман интересный получился.

LevchenkoR [userpic]

Амстердамский университет

February 25th, 2011 (04:56 pm)

Originally posted by sergeydolya at Амстердамский университет



Разница между тем, что я увидел в университете Амстердама и тем, как я учился в Тверском университете 15 лет назад, поистине огромна. Не знаю, как сейчас выглядят наши вузы, но отличия амстердамского от моего были не только в техническом оснащении аудиторий, но и в горящих глазах студентов. Мы часто просто отсиживали пары, а здесь люди реально учатся.

Ну а вечером я попал на студенческую вечеринку и разрыв в моем сознании увеличился еще больше…

Амстердамский университет )

< back | 0 - 10 |